Админресурс

Админресурс

Бузин А. Административные избирательные технологии и борьба с ними. – М., Центр «Панорама», 2007. – 271 с.

Андрей Бузин – довольно широко известный российский юрист, пишущий на темы админресурсных кампаний. Он автор двух книг и массы статей, посвященных, преимущественно, рассмотрению различных злоупотреблений на выборах Мосгордумы. Рассматриваемая книга издана Центром «Панорама» на грантовые деньги.

По сути своей книга – написанное в юридическом (фактически – в буквоедском) стиле пособие по работе избирательных комиссий¸ организации административных избирательных кампаний и противодействия им.

Впечатляет собранный и систематизированный авторам материал по использованию административных технологий в российских избирательных кампаниях, а также предлагаемые им чисто практические схемы противодействия таким технологиям на уровне избирательных комиссий. Мне трудно судить о полноте и применимости предложенных схем (поскольку правовая и правоприменительная практика в Украине заметно отличается от российской), но, думается, ее огромная ценность для избирательных технологов несомненна. Причем, независимо от того, работают ли эти технологи против административных кандидатов или на них.

Недостатки книги являются отражением ее достоинств, а что более важно – специфики заказчика.

Хотя редактор книги, руководитель Дирекции программ мониторинга избирательных кампаний Независимого института выборов, А. Любарев и превозносит некий «теоретический вклад» автора, следует помнить, что авторы исследований по грантам работают в условиях жесткой цензуры. В частности, им категорически возбраняется думать. Поэтому в работе отсутствуют попытки рассмотреть административные избирательные технологии в более широком контексте, учитывая правовую и правоприменительную практику т.н. «стран традиционной демократии».

Впрочем, будем к нему справедливы. Во-первых, факт наличия масштабных фальсификаций на выборах в США отнюдь не говорит о том, что с такими же фальсификациями в других странах мира бороться не надо. Во-вторых, речь идет не о монографическом исследовании проблем административного ресурса вообще, а только о сугубо прикладной работе, описывающей ситуацию «здесь и сейчас». Кстати, именно поэтому, как я уже указал, книга представляет реальный интерес только для «кровавого путинского режима» и борцов с ним. Для технологов, работающих за пределами России, она интересна в значительно меньшей мере, хотя некоторые основные технологии использования административного ресурса примерно одинаковы в большинстве постсоветских стран.

Тем не менее, слабость именно теоретической составляющей книги очевидна и она ведет, порой, к довольно серьезным ошибкам.

Возражение вызывает, в первую очередь, вводимый автором термин административных избирательных технологий, который противопоставляется технологиям использования админресурса (с. 65). Между тем, должно быть очевидно, что никаких особых административных технологий нет – те задачи, которые решаются с помощью административного нажима, точно также могут решаться при помощи ресурса, например, финансового.

Читайте также:  Работа над ошибками Малкина и Сучкова (рецензия на книгу Малкин Е., Сучков Е., Мамитов А., Петров В. Политические технологии: работа над ошибками. – М.: Русская панорама, 2016)

В результате, автор пишет, что «административный ресурс имеет более высокую эффективность, по сравнению с другими видами электоральных ресурсов» (с. 117) и указывает, что противостоять ему (и то, в очень ограниченном объеме) может только финансовый ресурс. Между тем, Малкин и Сучков пишут о том, что админресурс обладает «эффектом мультипликатора», усиливающего действие других ресурсов (кстати, автор несколькими строками ниже солидаризируется с выводом классиков) и что тем же свойством обладает ресурс финансовый.

В общем случае административный ресурс не особенно эффективен без финансового просто потому, что без финансовой подпитки административная машина неподетски сбоит («не подмажешь – не поедешь»). Если в ходе избирательной кампании не удается при помощи финансов решить проблемы с администрацией, то это означает только то, что административная система уже достаточно «напитана» финансами, чтобы игнорировать попытки подкупа. С другой же стороны, могут вмешаться другие факторы. Например, на президентских выборах 2004 года в Украине, наиболее значимым оказался моральный фактор – ожидание неминуемой победы В. Ющенко, который демобилизовал административные органы в областях его преимущественной поддержки.

В общем: технологии – это форма, а ресурс – это часть их содержания. Так что термин «административные избирательные технологии» имеет значение не общее, а конкретное – для этой конкретной книги, с ее конкретно-практическими задачами. Если речь идет о советах по юридическому противодействию конкретным формам влияния администрации на избирательный процесс, то этот термин уместен. Неуместна попытка автора полемизировать с книгами, посвященными более общим аспектам выборов.

Кроме того, автор сужает понятие админресурса до ресурса исполнительной власти, что уже можно счесть идеологической правкой. Он отлично понимает, что «административный кандидат» и «кандидат, имеющий доступ к административному ресурсу» – не одно и то же. Однако он с самого начала определяет, что говорит только о тех кандидатах, которые представляю аппарат исполнительной власти (т.е. – «кровавый путинский режим»).

Справедливости ради скажу, что логика в таком подходе есть. Технологически эта проблема не слишком интересна. С одной стороны, изучать административный ресурс лучше на основе случаев его всеобъемлющего применения. С другой, при наличии сильной и авторитетной (тем более – популярной) власти, административные возможности поддерживаемого ею кандидата подавляюще превосходят любой другой админресурс.

Правда, оба этих вывода, естественным образом, соответствуют только современному состоянию России.оссии.  Если центральная власть слаба и неавторитетна (как это было еще недавно в России и что характерно для стран несостоявшейся государственности, вроде Украины), то даже и само по себе изучение «полного» админресурса не имеет практической ценности. В такой политической реальности админресурс реального оппозиционера вполне может превосходить ресурс административного кандидата. Наиболее идиотский пример такого рода ситуации – парламентские выборы 2007 года в Украине, когда якобы провластная Соцпартии имела значительно меньший админресурс, чем якобы оппозиционный Блок Юлии Тимошенко…

Читайте также:  Работа над ошибками Малкина и Сучкова (рецензия на книгу Малкин Е., Сучков Е., Мамитов А., Петров В. Политические технологии: работа над ошибками. – М.: Русская панорама, 2016)

А вот с идеологической (в особенности – морально-идеологической) точки зрения, вопрос значительно более существенный. Оппозиционеры-«демократы» (а автор явно им симпатизирует) считают админресурс злом, но не осуждают тех кандидатов, которые имеют его сравнительно мало. Против преступного режима все средства хороши, а потом, после победы демократии, все будет хорошо. Не смотря даже на то, что опыт всех постреволюционных режимов наглядно демонстрирует обратное.

Некоторые рассуждения автора представляют собой уже простую «оранжевую» пропаганду, которая на страницах юридического справочника выглядит даже как-то неприлично.

В частности, автор пишет о том, что «перед выборами резко усиливается забота о населении», относя это обстоятельство к «активизации деятельности администрации», наряду с, например, «давлением на «неадминистративных» кандидатов» (т.е., чуть ли не с уголовщиной).

Между тем «забота о населении» – функция любой власти вообще, а ее усиление перед выборами – признак наличия в стране функционального института демократических выборов. Логично предположить, что и в условиях политической конкуренции (которая в современной России крайне слаба по совершенно объективным, как мне представляется, причинам) любая партия, находящаяся ныне при власти и рассчитывающая на успех на следующих выборах, постарается привязать повышение социальных стандартов именно к началу избирательной кампании (тем более, что в демократических странах выборы разного уровня проходят довольно часто)[1]. Автор, однако, так вопрос не ставит – не велено. Хотя тут никакого криминала нет, а речь идет о естественном применении админресурса, законодательное пресечение которого попросту невозможно. Автор пишет о том, что «использование административного ресурса на выборах запрещено российскими законами» (с. 118), но это просто неправда – никакие законы не могут запретить власти быть властью и исполнять свои полномочия, успешное исполнение которых ведет к усилению ее позиций на выборах. Независимо от того, порождена ли власть участвующими в выборах партиями или партии порождены ею…

Или, например, он указывает, что «манипулирование общественным мнением является в настоящее время одной из главных административных избирательных технологий» (с. 99).

Во-первых, непонятно, что такого манипулятивного в освещении властью своих достижений (пусть даже и мнимых)? Власть этим занимается всегда, а дополнительны информационно-имиджевые возможности партии власти в немецкой, например, политологии именуются «бонусом канцлера» и моральному осуждению не подлежат…

Во-вторых, «манипулирование общественным мнением» является частью любого PR в принципе, потому что его продуктом является именно новое, ранее не существовавшее (или существовавшее в ином объеме или иной форме) мнение. Админресурс тут совершенно не причем.

Читайте также:  Работа над ошибками Малкина и Сучкова (рецензия на книгу Малкин Е., Сучков Е., Мамитов А., Петров В. Политические технологии: работа над ошибками. – М.: Русская панорама, 2016)

В-третьих, для оппозиции, админресурсом обладающей лишь в малой мере, манипулирование общественным сознанием (часто – в наиболее грубых формах) как раз и является основным резервом в борьбе с администрацией. Тут можно вспомнить кампании по «возвращению истории» – от десталинизации 1980-х годов, до фоменковских штудий Г. Каспарова. Крайним выражением этого являются информационно-психологические войны 2004 и 2007 годов в Украине. Причем в первом случае речь шла о борьбе оппозиции против власти, а во втором – оппозиции и части власти, против другой ее части[2]. Жертвой же стала украинская политическая нация, зачатки которой попросту уничтожены этими экспериментами…

Доминирующим настроением книги, на мой взгляд, является некоторая обреченность. Автор дает советы, но и дает понять, что у власти всегда найдется возможность устранить ненужного кандидата и провести нужного. При этом он аккуратно подводит к выводу о том, что это возможно в современной России из-за авторитарной исполнительной власти. А уж для борьбы с ней он считает возможным использовать «массовые демонстрации невооруженных граждан», которые он специально «не относит к неправовым методам» (с. 118). При этом он противопоставляет таким демонстрациям события в Киргизии, но почему-то забывает, что «неправовые» следствия киргизских событий (погромы магазинов), последовали за вполне «правовыми» блокадой (как в Киеве) и захватом (как в Тбилиси) государственных учреждений.

Впрочем, путаница в вопросах естественных преимуществ власти и административного ресурса, а также правовых пределов в борьбе  ними, типична для «оранжевых» теоретиков. Не станешь же прямо писать, что целью этих самых «массовых демонстраций невооруженных граждан» было вовсе не противодействие административному ресурсу, а разрушение той демократической государственности, которая на момент их начала уже существовала и чем-то мешала покровителям теоретиков?

[1] Отмечу, правда, что такие планы власти могут быть нарушены действенной оппозицией, а особенно – противостоянием с другими ветвями власти. Так, в 2007 году правительство Януковича в Украине, под давлением президента Ющенко и оппозиции было вынуждено ускорить реализацию своих социальных программ. В результате их начали осуществлять как раз перед досрочными выборами…

[2] Забавный момент – в первом случае в информационной войне использовались явно просоветские мотивы, во второй – исключительно антисоветские. Возможно, сыграло свою роль то обстоятельство, что война 2004 года планировалась преимущественно американскими специалистами, а в 2007 – украинскими любителями-националистами…