О происхождении «оранжевой» многопартийности

О происхождении «оранжевой» многопартийности

«Избирательная кампания», начатая указом президента от 2 апреля, стала определенными «праймериз» для «оранжевых» партий и блоков, проверкой на способность к объединению.

Немного о содержании переговоров

В. Ющенко, думается, собирал у себя представителей оппозиции с совершенно определенной целью – создать единый блок (или, хотя бы, достичь «соглашения о ненападении») на базе НУ, БЮТ и «Народной самообороны». Однако, соглашение сорвалось из-за неуступчивости Ю. Тимошенко.

Во-первых, учитывая свой высокий рейтинг, она потребовала пост премьера. Причем, ее позиция совершенно честна – набрав голосов больше, чем НУ, она имеет на это полное право. В случае же единого блока она должна отдаться на волю президента…

Во-вторых, возникли предсказуемые проблемы с разделом портфелей. НУ начала требовать для себя и своих правых союзников более 50% мест в общем списке и при последующем разделе должностей в коалиции в случае победы на выборах. ЮВТ, в ответ, предложила поделить квоту пополам, а если НУ охота возиться с тарасюками и костенками, то пусть сами выделяют им место – за счет своей квоты.

В-третьих, Тимошенко с самого начала была очевидна шулерская игра руководства НУ, выставлявшего Ю. Луценко в качестве самостоятельного участника переговоров – уже после того, как он заявил «самооборону» в качестве части НУ…

И снова раскол…

После провала идеи мегаблока руководство НУ взяло курс на первоначальную модель поглощения мелких партий, – назначив съезд НСНУ на 17 апреля, Балога и Кириленко практически исключили возможность формирования блока.

Это подтолкнуло националистов к созданию блока «Правица», в который вошли НРУ, УНП и «Собор».

Читайте также:  Почему именно они правят нами?

Наконец, оказалось, что раздув рейтинг Ю. Луценко, СП создал проблему себе же – «Народная самооборона» начала претендовать на статус самостоятельного субъекта, идущего в блоке с НСНУ. Естественно, Луценко намекнули на нескромность его поведения, в ответ на что он обратился к «диванным» партиям «Вперед, Украина!» и ХДС с тем, чтобы они создали ему блок.

Т.о., «оранжевые» вышли к «выборам» аж четырьмя отдельными блоками, по сути, повторив конфигурацию 2006 года.

20.04 появилась информация, что между НУ и блоками «Рух – Украинская правыця» и «Народная самооборона» достигнута договоренность о создании единого избирательного блока и списка (их квота составит около 12%). Решение НУ было принято в обмен на согласие ряда депутатов написать заявления о выходе из фракции «Наша Украина». Важно, однако, что решение было принято уже просто в силу понимания невозможности провести выборы в установленные президентом сроки.

Почему же произошел раскол?

Конфигурация «оранжевой» части политического спектра позволяет сделать два существенно важных вывода.

В плане текущей политики очевидно, что в такой конфигурации «оранжевые» не смогут радикально изменить расстановку сил в обществе.

Можно дискутировать относительно возможной эффективности единого «оранжевого» блока, однако очевидно, что его появление существенно поменяло бы характер избирательной кампании и результаты выборов.

Напомним, что в 2006 году БЮТ получил 22,29%, НУ – 13,95%, УНБ Костенко-Плюща – 1,87, «Пора»-ПРП – 1,47 (не считая экзотических околооранжевых списков вроде «Свободы», набравших в сумме менее 1,5%). Всего, как видим, почти 40% против 32,14% у ПР, 3,66% у КПУ и 5,69% – у СПУ. При таком распределении (даже если бы единый блок получил меньше голосов, что сомнительно) шансы формирования «оранжевого» правительства были значительно выше, чем в «текущей реальности».

Читайте также:  Всё для воспитания русофобов: Что надо знать о новом Дне защитника Украины

В плане стратегическом можно сделать вывод о том, что причины раскола «оранжевых» не субъективные, а объективные.

Обратим внимание на то, что «оранжевые» охватывают, по сути, весь политический спектр. Ю. Костенко насчитал три направления – социал-демократическое (БЮТ), либеральное (НСНУ) и «национал-демократическое» (на самом деле – ультраправое, в лице «Украинской правицы», КУН и «Свободы»). Отсутствие в этом спектре левых сил (популизм не делает БЮТ социалистами) наглядно показывает – речь идет о полном политическом спектре Западной Украины. Обратим внимание – совершенно самостоятельном спектре, не нуждающемся в представительстве политических сил, базирующихся на восток страны.

Мы уже обращали внимание, что и очередные выборы 2006 года, и нынешние «внеочередные выборы» виделись Ю. Тимошенко и ее единомышленниками способом удалить с политической арены «коммунистов» и «олигархов»1. Достичь этого можно было при помощи выборов в паре областей Западной Украины между 3-4 «оранжевыми» списками. Правда, президент отказался от «грузинского сценария» проведения «демократических выборов» в 2006 году и пытается отказаться сейчас.

Т.о., нынешнее позиционирование «оранжевых» – это объективно существующий законченный политический спектр страны. Просто страны этой нет – это либо независимая Западная Украина, либо «эстонская» Украина, где половина населения просто лишена права голоса…

Объединению этого спектра в единый мегаблок мешают не так личные амбиции лидеров, как отсутствие диктатора, заинтересованного в создании единой правящей партии. При президентстве Ю. Тимошенко, думается, эта проблема будет решена.

Что касается последнего «объединения», то это очередная попытка НУ «обыграть» своих «партнеров». Почти наверняка никакого объединения не получится – Луценко, Тарасюку и их сторонникам просто предложат войти в список на индивидуальной основе (то, что НУ предлагала изначально). Если откажутся – Балога выразит сожаление… Согласятся – остатки обманутых сил опять переформатируются, и все равно будет создано 2-3 дополнительных «оранжевых» списка, суммарно претендующих на 2-5% «оранжевых» избирателей.

Читайте также:  В начале большого пути. О дружбе Гройсмана и Саакашвили против Насирова

Более чем показательной была статья известного «идеолога евроанлантической интеграции» А. Палия в УП от 6.04: «если Партия регионов, СПУ и КПУ не будут принимать участие в выборах, выборы состоятся, и это будет большой подарок для украинской демократии».