оранжевая коалиция

Все идет по плану… Зачем создавалась и почему провалилась «оранжевая коалиция»?

За месяц, который прошел с того времени, как блок «Наша Украина» предложил начать переговоры о создании коалиции в новом парламенте, эти переговоры (или то, что выдавалось за них) успели еще больше разъединить «оранжевые» силы, а также порядком утомить как самих участников коалиционного процесса, так и наблюдателей, которыми невольно оказались наши сограждане. Последние заявления «лидеров Майдана» свидетельствуют — по крайней мере до выборов на «оранжевой» коалиции можно «ставить крест». А вот почему так получилось — свое мнение на этот счет высказывает политолог Василий Стоякин.

Обсуждение формата поствыборной коалиции «оранжевых» сил 17—20 февраля вошло, казалось бы, в конструктивное русло. Были проведены довольно удачные переговоры. Роман Зварыч даже заявил о принятии в качестве базового проект соглашения, предложенный Ю. Тимошенко (ранее выдвижение БЮТ «сепаратного» проекта было чуть ли не главной проблемой при создании коалиции).

Однако 21 февраля Ю. Тимошенко заявила, что подписала коалиционное соглашение в одностороннем порядке. Причем оказалось, что это вовсе не тот вариант, который обсуждался ранее. В него были внесены требования денонсации газовых соглашений, отказа от соглашений по строительству ядерных могильников в Чернобыльской зоне и запрет на создание коалиций с участием Партии регионов, которые ранее не обсуждались. Более того, если говорить о газовой и ядерной темах, то под сомнение ставился авторитет Президента, который продолжает отстаивать эти соглашения... После этого со своими собственными проектами выступили Гражданский блок ПОРА-ПРП и Украинский народный блок Костенко—Плюща.

Реакция Президента на действия Ю. Тимошенко была предсказуемо негативной. 22 февраля он сказал, что «тема согласия не может начинаться с одностороннего шага. Не с этого надо начинать, иначе это — пиар, когда подписывается документ и при этом не интересует, какой будет его дальнейшая судьба». Также отреагировал и премьер Юрий Ехануров, сказавший, что «трудно создать коалицию, когда выдвигаются ультиматумы».

Что же случилось? Почему соглашение, которое виделось таким близким, опять отстрочено на неопределенное будущее? Думается, причина тут традиционная, а именно — «моральная уникальность», как говорит наш Президент, «команды Майдана».

Читайте также:  Как нам реформировать Раду

Зачем вообще нужно было такое соглашение? Во-первых, для того, чтобы восстановить ту «команду Майдана», которая победила в 2004 году и которой до сих пор доверяют избиратели. Во-вторых, для того, чтобы какая-либо из «оранжевых» сил (НУ и БЮТ взаимно подозревают в этом друг друга), не пошла на сговор с «бандитами» и не предала, таким образом, «идеалы Майдана». В-третьих, дополнить общую идеологическую платформу тезисами, которые не могли войти в президентскую программу.

Перечисленные причины можно критически разбирать (на мой взгляд, они достаточно искусственные), но проблема как раз заключается в том, что соглашение не могло быть заключено, поскольку ни одна из участвовавших в переговорах сил не намеревалась заключать его на действительно честной, равноправной основе. Все они думали о своих интересах и пытались обмануть партнеров. Для всех сил действительно важными были не формальные тезисы, а свои собственные интересы в поствыборный период...

Поэтому, на мой взгляд, реальные задачи участников переговорного процесса были следующими:

1. Произвести позитивное впечатление на избирателей.

«Оранжевые» избиратели негативно относятся к расколу «сил Майдана» и поддерживают разного рода объединительные инициативы. Независимо от того, чем руководствуются авторы таких инициатив. Соответственно, для любой «оранжевой» силы обязательным элементом предвыборной кампании является подтверждение тезиса о необходимости единства.

А вот насколько те или иные силы действительно заинтересованы в единстве — это вопрос. Впрочем, даже если не вдаваться в анализ частных бизнес- и политических интересов, понятно, что процесс переговоров должен происходить при участии людей, которые авторитетны для всех политических сил или, хотя бы, не имеют явных конфликтов сильной личностной окраски с Ю. Тимошенко... В любом случае, человек, действительно заинтересованный в создании коалиции, не стал бы поручать ее создание Р. Бессмертному. И почти наверняка попросил бы Р. Зварыча не комментировать ход переговоров...

2. Выставить партнеров по коалиции предателями «идеалов Майдана».

Это обратная сторона первого пункта — кому же будет интересна тема, если в ней все благостно и хорошо? Обязательно должны быть «предатели», которые мешают реализации идеи единства.

Читайте также:  История, написанная национализмом: 25 лет партии "Свобода"

При этом существуют определенные ограничения. Конечно, можно издать листовку против газовых соглашений, где под шапкой «Они предали Украину» красуется фотография... Могилевича. Но вот представить силой, которая мешает объединению «партий Майдана», СДПУ(О)? На это способен только Сергей Головатый... Так что врагов приходится искать среди своих.

Особенно последовательна в этом отношении Ю. Тимошенко, которая обвиняет «Нашу Украину» в нежелании идти на соглашение с «оранжевыми», поскольку те, якобы, уже договорились с Партией регионов.

3. Получить преференции при формировании правительства, независимо от результатов выборов.

Тут у всех свои стратегии.

«Наша Украина» манипулировала кадровой частью соглашения в зависимости от текущих рейтингов. Пока рейтинги НУ были ниже, чем у БЮТ, они отстаивали идею формирования правительства с участием Президента. Зная, что Виктор Андреевич не может удержаться, чтобы не «куснуть» Юлию Владимировну в каждом своем публичном выступлении, легко понять, что его симпатии при выборе премьера будут очень приятны для нашеукраинцев. Когда же НУ опередила БЮТ, прозвучало согласие на требование назначать премьера в зависимости от результатов выборов.

Блок Юлии Тимошенко выдвинул проект соглашения, который, фактически, требует признать ошибочными (и даже отменить!) все стратегические решения, принятые Президентом и правительством после ее отставки. Приняв такой проект, НУ признает неэффективность работы своего правительства в 2005 году и вынуждена будет отказаться от своего права претендовать на пост премьера.

Кстати, этот проект проливает косвенный свет на события конца 2004 — начала 2005 года. Судя по всему, выбивая из Виктора Ющенко пост премьера, Юлия Владимировна использовала сходную технологию. Ее недоброжелатели тогда утверждали, что соглашение предполагало ее назначение в случае достижения некоторых результатов в определенных регионах. Результаты, якобы, не были достигнуты, но пост получен. За счет чего? Вероятно, за счет манипулирования содержанием соглашения... Впрочем, правду о том, как «леди Ю» оказалась на посту премьера, мы узнаем еще не скоро.

Читайте также:  Референдум в Нидерландах: необходимое послесловие

Гражданский блок ПОРА- ПРП и Украинский народный блок Костенко—Плюща имеют весьма смутные шансы попасть в парламент, а значит, необходимо заручиться симпатиями Президента с тем, чтобы сохранить хоть какое-то представительство в исполнительной власти (об этом практически прямо написано в проекте блока ПОРА-ПРП).

4. Использовать соглашение как дополнительную возможность для представления своей предвыборной программы и как повод для PR-акций.

«Наша Украина» вообще не смогла представить сколько-нибудь внятной программы. Зато они были честны — не выдумывая «идеологии» (В. Ющенко и так уже все сказал), они главное внимание уделили распределению кадров.

БЮТ и Гражданский блок ПОРА-ПРП выступили с чисто политическими программами: пересажать «врагов народа», включая инициаторов газовых соглашений, отказаться от союза с Партией регионов и т.п. Естественно, тут речь может идти не об идеологии или принципах, а о некоторой кратковременной программе. Отмечу, что ни у БЮТ, ни у ПОРЫ никакой идеологии не может быть в принципе, а у ПРП она заметно менялась.

Только блок Костенко-Плюща представил собственно идеологическую программу: «Во-первых, отзыв нашими партнерами по коалиции всех их законопроектов, которые дают особые права русскому языку. Во-вторых, не ЕЭП-овский, а европейский выбор. В-третьих, создание единой Поместной Украинской Православной церкви».

Было ли возможно в таких условиях заключение соглашения? Конечно, да. Но для этого часть сил, участвовавших в этой афере, должны совершенно сознательно (а участники переговоров, в отличие от Виктора Ющенко, никаких сомнений относительно смысла понятия «уникальная мораль» не имеют) или по глупости встать в позицию «лоха» и позволить себя обмануть. Во имя будущего Украины. Мне кажется, что это невозможно — участников слишком много, чтобы можно было их всех обмануть, а об Украине (реальной Украине, а не о продукте их фантазии) они никогда не думали. Но, может, все же «оранжевым» найдется, чем удивить избирателей?

По материалам: день