Вся стратегия — как сплошная тактика, или Смерть идеологий по-украински

Вся стратегия — как сплошная тактика, или Смерть идеологий по-украински

В последнее время в прессе появились упоминания относительно того, что партийные идеологии «отмирают», а их место, в смысле механизма позиционирования, идентификации партий, занимают стратегии. Действительно, приходится признать, что в современной Украине роль идеологий действительно оказывается «приниженной». Хотя идеология является «универсальным определителем», действуют несколько факторов, снижающих ее значение в этом качестве.

Во-первых, никакими интеллектуальными усилиями невозможно обеспечить существенно различными идеологиями свыше 100 политических партий, действующих сейчас в Украине. Перечислять многократные «социал-демократические», «либеральные», «христианские» и др. партии нет нужды.

К тому же, некоторые партии вообще выделились не по идеологическому принципу. Например, преобразование организаций ВКПБ (Н. Андреевой) в Партию коммунистов (большевиков) Украины объяснялось в основном разным решением тактического вопроса — считать ли реальным существование Украинского государства и его органов юстиции?

Во-вторых, как отмечает российский психолог А. Юрьев в статье «Классификация политических партий России по видам их политической аргументации» (Власть. — 1997. — №7) «сама партия и ее цели определяются не программными документами, а тем, что и как говорят ее функционеры». Более того, «выяснилось, что большинство лидеров партий (…) практически не знакомы с теоретическими источниками своей партии, но все они отлично владеют способами аргументации, присущими именно этой партии».

В-третьих, как показал контент-анализ программ 23 политических партий Украины, осуществленный Центром «СОЦИОПОЛИС» в феврале 2000 года, программы партий далеко не всегда последовательны в плане идеологии. В частности, было установлено, что из исследованных партий (а всего анализировались 19 программ центристских партий, 2 — левых и 2 — правых) только ЛПУ, НДП, СДПУ(о), КПУ и СПУ имеют полностью последовательные в идеологическом отношении программы. В этих программах декларируемая идеология, основные принципы программы и имеющийся в ее тексте набор ценностей совпадают.

Теперь хотелось бы конкретизировать понятие стратегии. Тут перед нами встает несколько проблем. В первую очередь, анализируя идеологии и стратегии партий, надо определить, какие же задачи мы собираемся решать: позиционирования партии в политической системе или определения способов, при помощи которых партии собираются привлекать избирателей. При этом надо иметь в виду, что позиционирование — частный момент стратегии привлечения голосов избирателей. В соответствии с этим меняется смыл слова «стратегия»: то ли это обобщение принимаемых партией тактических решений на протяжении длительного времени (условно говоря — «реальная стратегия»), то ли вариант классификации по некоторым общим основаниям партийной политики («стратегическая ориентация»).

Читайте также:  Как нам реформировать Раду

Стратегии привлечения внимания избирателей всегда включают в себя определенную идеологию, поскольку трудно рассчитывать на благосклонность электората (каким бы стабильным он ни был) не поставив перед ним определенной «великой цели». Если под «стратегией» понимаются некие «ярлыки», позволяющие более четко идентифицировать место партии в политическом спектре страны, то «идеология» — всего лишь один из вариантов партийной стратегии.

Хотелось остановиться именно на последнем, теоретическом аспекте. Определение стратегии партии в данном случае включает два основных элемента: определение основной практической стратегии (т.е. — на чем базируются партийные технологии привлечения электората) и приблизительное определение господствующей в партии культуры принятия политических и управленческих решений (т.е. — на основании чего принимаются те или иные решения). Надо иметь в виду, что «чистых» стратегий не бывает, каждая партия пользуется тем или иным смешанным вариантом.

Остановимся теперь на конкретных стратегиях, позволяющих определить место партии в политическом спектре Украины и предположить степень успешности партийной политики в перспективе.

Если говорить о начальном периоде партийного строительства в Украине (1989–1991 годы), то основной была стратегия идеологическая. Суть ее состояла в том, что партия привлекала электорат именно идеологическими моментами своей программы. Главное направление воздействия на электорат, соответственно — информирование его о каких-то идеологических принципах: стремлению к независимости, проведению экономических реформ и т.п. Принятие решений в рамках партий основывалось на соответствии этих решений конечной цели, заложенной в идеологии. В определенной мере «классический» вариант такой стратегии представляла Украинская республиканская партия.

На настоящий момент подобная стратегия в значительной степени себя исчерпала. Уже хотя бы просто потому, что по данным общенационального исследования проведенного в сентябре 1999 года Центром «СОЦИОПОЛИС» (по репрезентативной квотной выборке было опрошено 2199 человек), 56% украинцев не ассоциировали себя с какой-либо идеологией. При этом только 28% избирателей считали, что политические взгляды кандидата на пост Президента могут существенно повлиять на исход выборов. Сейчас практически все партии, опиравшиеся на идеологическую стратегию, утратили влияние. Касается это даже современных Рухов (как НРУ, так и УНР), которые, несмотря на сравнительно большое число сторонников, провели президентские выборы с буквально позорным результатом.

Читайте также:  Референдум в Нидерландах: необходимое послесловие

Вторым традиционным для первоначального периода вариантом стратегии была стратегия личностная. Партия создавалась для поддержки определенного политика, ее авторитет был отражением авторитета политика, а принимаемые в партии решения были ориентированы на «проталкивание» этого политика. Типичным вариантом тут является Народная партия Украины, которая фактически состояла из одного своего председателя — руководителя днепропетровского кооператива «Олимп» Леопольда Табурянского.

Как правило, такого рода стратегии были проигрышными, поскольку не давали партии сформировать свою организационную структуру, аппарат. Сами эти партии оказывались отчетливо временными, а потому — не могли воспользоваться реальной поддержкой населения. Сейчас «лидерские» партии остаются практически представленными только самими своими лидерами.

Достаточно типичным вариантом совмещения двух описанных выше стратегий НРУ В. Черновила. В этом случае в основе стратегии была положена ориентация на лидера, который, одновременно, олицетворял собой идеологию партии. Такой вариант был довольно действенным, но — только до гибели лидера.

Специальным вариантом стратегии для украинских левых партий была стратегия «восстановительная». Практически все украинские левые партии создавались в порядке восстановления структур КПСС на разных этапах ее существования. Левые партии привлекают электорат воспоминаниями о «светлом социалистическом прошлом», а решения принимаются с оглядкой на то, как в этой ситуации поступил бы Ильич (причем — чаще второй, чем первый).

«Восстановительная» стратегия не дает особых надежд на расширение рядов партии и на ее успех в будущем. Поэтому многие лидеры левого движения постепенно делают шаги в направлении преобразования стратегий партий в личностный или идеологический вариант.

Что же касается наиболее сильных современных центристских партий, то тут в основном прослеживаются три основные стратегии.

Во-первых, это стратегия административная, характерная прежде всего для НДП. Эта стратегия предполагает формирование партией структуры, параллельной структуре исполнительной власти. Причем эта структура может создаваться как в поддержку власти (оригинальный вариант НДП), так и в виде временной оппозиции центральному правительству (вариант «Громады» с ее «теневым правительством» и мощным административным ресурсом в Днепропетровской области). Электорат привлекается в основном подчеркнутым прагматизмом партии, ее реальным нахождением у власти, что позволяет использовать административные механизмы для выполнения предвыборных обещаний. Культура принятия решений полностью соответствует той, которая принята в государственном аппарате.

Читайте также:  История, написанная национализмом: 25 лет партии "Свобода"

К сожалению, ни стратегия работы с электоратом, ни культура принятия решений реализованных в этой стратегии не являются успешными. Об этом говорит хотя бы весьма сомнительный успех НДП на парламентских выборах. Можно предполагать, что временное (пока) поражение этой партии в борьбе за влияние на Президента объясняется, прежде всего, низкой технологичностью принятия решений. Методика принятия решений в данном случае уж очень напоминает советскую, со всеми своими недостатками.

Во-вторых, стратегия «денежная», типичная для СДПУ(о). Эту стратегию можно оценить как «олигархическую». Естественно, что политическая деятельность и механизм принятия решений в данном случае ориентированы на сохранение и укрепление определенных позиций в экономике. Понятно, что целью тут скорее является экономический, чем политический успех. Стратегия привлечения голосов избирателей основана на масштабных, финансово-затратных рекламных кампаниях.

Пока такая стратегия дает определенную отдачу, однако исход выборов киевского городского головы наглядно показывает, что большие деньги — это еще только часть успеха. Бизнесово-политические механизмы принятия решений в целом представляются более прогрессивными и успешными, чем чисто административные.

В-третьих, стратегия технологическая, более характерная для Демсоюза. Эта партия, судя по всему, при работе с избирателями ориентируется на не слишком затратные, но эффективные избирательные технологии. Успех такого подхода был подтвержден штабом А. Волкова во время президентской избирательной кампании. Механизм принятия решений предельно технологизирован и политизирован. Основанием для принятия решений является, прежде всего оцениваемая политическая эффективность решения. Большую роль тут играет научная экспертиза принимаемых решений.

Такой механизм на настоящий момент представляется наиболее эффективным и, скорее всего, другие партии должны будут заимствовать элементы прежде всего именно этой стратегии. Не исключено, впрочем, что популярность этой версии стратегии связана главным образом с нынешней политической успешностью лидеров ДС.

В чистом виде стратегия определяет скорее успех партии в межвыборный период, в борьбе за влияние на Президента и правительство. В ходе выборов сама по себе стратегия не имеет особенного значения — тот или иной механизм принятия решений скорее влияет на предельные уровни политического успеха. В этом отношении представляется интересной тенденция появления блоков партий с разными стратегиями.

По материалам: день