Технология клонирования на выборах-2002

Сейчас, когда выборы уже завершились, действительно интересным представляется оценка эффективности тех или иных стратегий и технологий, примененных основными фигурантами. К числу наиболее широко применяемых именно на этих выборах стал прием, получивший название «клонирования», или иначе – технология двойников. Во всяком случае, шум вокруг его применения был преизрядный.

Если я трезвый, то почему двоиться в глазах?

Суть данного технологического приема (до полноценной технологии он не дотягивает) заключается в регистрации в округе кандидата, который должен оттянуть на себя часть голосов избирателей. Наиболее простой вариант – выдвижение однофамильца, в более сложном варианте – члена той же или одноименной политической партии. «Высший пилотаж» - создание структуры, которая во всем бы копировала «врага», но при этом критиковала его за отход от «принципов».

Естественно, что реальным источником появления «двойника» является либо основной соперник данного кандидата, либо политическая сила, которая незримо присутствует в избирательном процессе: обычно это действующая власть, либо круги, которые не заинтересованы в избрании данного кандидата, но не озаботились выдвинуть своего.

Рабочей гипотезой, на которой основывается прием, выступает предположение о том, что избиратели – существа не особенно умные и делают выбор на основе узнаваемости. Этот принцип коммерческой рекламы, перенесенный на почву рекламы политической, постоянно демонстрирует свою полную несостоятельность. Тем не менее, этой гипотезой (а соответственно – и приемом) пользуются весьма активно.

Технология двойников известна достаточно давно, в литературе упоминаются случаи ее применения в США в XIX веке. Почему-то считается, что на постсоветском пространстве впервые ее применил российский технолог Алексей Кошмаров. Никаких подтверждений этому я не нашел. Если говорить об Украине, то, судя по всему, впервые технологии клонирования были сознательно применены на парламентских выборах 1998 года. Подчеркиваю, что речь идет именно о сознательном использовании приема, поскольку в случайном порядке он применялся и до этого. Вариацией на тему «двойников» вполне можно считать выдвижение при поддержке ПДВУ в 1991 году Владимира Гринева и Игоря Юхновского.

Во время прошедших выборов использование этого приема достигло апогея. Достаточно ознакомиться с приведенным на сайте ЦИК списке принимающих участие в выборах партий, чтобы обнаружить четыре коммунистические партии (причем три из них представили свои списки в многомандатном округе), три руха, по две социалистические, социал-демократические и либеральные партии и т.п. Я уже не говорю о таких оригинальных историях, как выдвижение в Крыму трех Грачей (ни один из которых в выборах так и не участвовал).

Имеют ли право выдвигаться однофамильцы?

В прессе технология двойников однозначно считается «грязной» и всенепременно осуждается. Однако оценить ее именно таким образом, означает вступить в явное противоречие со здравым смыслом.

Напомню (более подробно моя позиция изложена в «Дне» от 11 сентября 2001 года), что «черными» технологиями я считаю те, которые нарушают действующее законодательство, а «серыми» - нарушающие моральные нормы. С альтернативными подходами мне ознакомиться не удалось, если не считать таковым высказывание российских технологов Евгения Малкина и Евгения Сучкова, которые в определенных случаях считают «грязной» технологией даже следование букве закона. Понятно, что такая логика является просто прорывом азиатско-самодержавного менталитета и всерьез рассматриваться не может.

С представленной точки зрения, описание технологии двойников в качестве «черной» лишено смысла. Нигде в законе не написано (да и не может быть написано), что те или иные граждане могут быть лишены права быть избранными на основании своей фамилии. Ситуация с политическими партиями несколько более сложная, но в принципе определенная – закон запрещает регистрацию двух организаций, чьи названия или аббревиатуры совпадают. Соответственно, отличить КПУ от КПУ(о) вполне возможно.

Кроме того, форма избирательного бюллетеня, в котором указывается масса сведений относительно личности кандидата-мажоритарщика и первая пятерка списка партии или блока, вообще исключают путаницу, если, конечно, избирателю не безразлично, за кого голосовать. Если же безразлично, то он и не голосует, хотя эта истина здравого рассудка совершенно не принимается во внимание создателями «двойников».

Читайте также:  История, написанная национализмом: 25 лет партии "Свобода"

Для примера возьмем совершенно произвольный округ с явным наличием «двойников» - 146-й, включающий часть города Полтавы. Там выдвигаются два Кулика. А. Кулик – действующий народный депутат, член РУХа, выдвиженец блока «Наша Украина» и И. Кулик – беспартийный самовыдвинувшийся пенсионер. Даже не зная, как шла конкретная кампания в округе, можно предположить, что никакой путаницы там не возникло.

Более обоснованным может быть представление такой технологии в качестве «серой». Действительно, избиратель может быть недоволен тем, что ему «подсовывают» кандидатов, которые не планируют победить на выборах или представляют не самих себя, а какие-то закулисные силы. Однако и тут мы встречаемся с рядом сложностей.

Если говорить об обязательности намерения победить, то нигде не определено, что кандидаты должны выдвигаться с этим намерением, а избиратели – должны обязательно поддерживать именно «реальных» кандидатов. Даже выдвижение с целью призвать избирателей не голосовать за «этого чудака на букву эм», не является нарушением общепринятых моральных норм. Тем более что мнение избирателей о политиках обычно не слишком высокое.

Так или иначе, но существует масса причин, по которым человек может решить принять участие в выборах – желание привлечь внимание к той или иной проблеме, проагитировать за свою партию, раскрутить свою фирму, получить начальную политическую известность и т.п. Все эти варианты не предполагают обязательной победы на выборах. Может избирателям это и неприятно, но это – факт политической жизни.

Более серьезным обвинением может служить причастность «двойника» к неким «теневым» силам, которые пытаются изменить ситуацию в округе. Однако и здесь не все так однозначно. Ведь даже в случае «обычного» кандидата он наверняка пользуется поддержкой сил и личностей, которые отнюдь не всегда выходят на поверхность. Некоторая «тенизация» этого аспекта политической жизни, безусловно, нежелательна, но, по видимому, неизбежна. Тем более что в каждом отдельном случае мы не можем выяснить, действительно ли является данный политик марионеткой в чьих-то руках и если да, то до какой степени.

Я уже не говорю о том, что, приступив к раскопкам связей «двойника», мы можем сделать удивительные открытия. Не секрет, например, что многие кандидаты заводят собственных «двойников», чтобы те распространяли их программу, а затем сняли свои кандидатуры. Впрочем, функций у таких кандидатов может быть очень много. Мне известен случай, когда «двойника» завел себе член оппозиционной партии и половину кампании обвинял власть в использовании против себя «грязных» технологий. Правда, ему это мало помогло.

Если же говорить о политических партиях, то их дублирование в подавляющем большинстве случаев не связано с происками властей и олигархов. Чаще всего, возникновение партий-клонов связано со спецификой общественной и политической ситуации. Например, целый выводок экологических партий возник после успешного участия в выборах 1998 года ПЗУ. Причина прозрачна – некоторые политики поняли, что идея популярна и решили «выехать на волне». Не исключено, впрочем, что часть активистов новых «зеленых» действительно была недовольна деятельностью ПЗУ. Так или иначе, но до выборов 2002 года дожила только она одна.

Другое дело, что для общенациональной раскрутки партии требуются большие деньги и именно выход на общенациональную арену делает из партии доброкачественный «клон». Впрочем, и тут возникают вопросы. Например, чтобы не говорили о «Женщинах за будущее», но представляется совершенно очевидным, что они не создавались для отбора голосов «Солидарности женщин Украины». А ведь эта партия и старше, и солиднее с точки зрения организации…

Эффективность или фиктивность?

Повторюсь, что данный прием в прямом виде отнюдь не представляется эффективным. Законодательство вполне определенным образом обеспечивает защиту от путаницы. Само по себе появление в округе двух Иваненок отнюдь не ведет к нарушению правил игры.

Читайте также:  Референдум в Нидерландах: необходимое послесловие

Единственный пример успешного использования данного приема, насколько я могу судить, имел место в Крыму, когда лидера республиканского «Яблока» Галину Романову суд снял с регистрации на том основании, что она «забыла» упомянуть в своей декларации о доходах имущество, принадлежащее… ее тезке из Феодосии. О существовании последней Романова до этого момента и не подозревала. Однако, уже из того, что даже сравнение симферопольского и феодосийского «двойников» на суд никакого видимого влияния не оказало, следует, что дело тут не в «двойниках», а в наличии у суда определенного заказа.

Более интересным с точки зрения оценки эффективности было бы рассмотрение ситуации, которая сложилась среди партийных списков. Тут уж «двойников» было с избытком. Разберем хотя бы наиболее интересные случаи.

Вместе с явным фаворитом – блоком Виктора Ющенко, постарались выдвинуться еще несколько блоков, явно старавшихся урвать часть голосов соответствующего электората. Конкретно это были блоки «За Ющенко» и Народный Рух Украины, а также «Новая генерация» и ЛПУ(о). Безусловно, что происхождение средств, затраченных на раскрутку тех же «дегенератов» (интересно, о чем думали технологи, придумавшие партии название?) достаточно странное. Тем не менее, считать все эти организации именно «двойниками» трудно. Во всяком случае, и логика Мирошниченко и Ржавского, желавших примазаться к «Ющенко»™, и логика Конева, желавшего сохранить «Рух»™, совершенно прозрачны. Тем более что каждый из этих субъектов выдвинул своих представителей не только списком, но и, так сказать, «в розницу».

Результат бурной рекламной деятельности этих блоков достаточно печален. Блок «За Ющенко» вообще не состоялся, хотя его усилиями имя Виктора Андреевича было увековечено в названии «ихней Украины». Три других блока в выборах участие приняли, но набрали в сумме менее 1% голосов, причем ЛПУ(о) заняла последнее место среди партий.

Впрочем, вполне вероятно, что какой-то вред НУ они принесли. Агрессивная и эпатирующая реклама «Новой генерации», пропагандирующая партию как часть команды Ющенко, могла отвернуть от Ющенко часть избирателей. По стилистке и части содержания эта реклама копировала фашистскую – крепкие молодчики в своеобразной форме (включая черные рубашки, ремни и ботинки армейского типа), сомнительные карикатуры, напоминающие агитки печально известного коммунистического художника Егорова, призывы бороться с «паразитами» и т.п. Однако сомнительно, чтобы таких избирателей было много.

Что же касается сторонников Руха, то они во внутрируховской «многопартийности» в принципе разбираются. Удивительно, но для них обычно большую роль играет личность лидера, а не торговая марка под которой он выступает. Потому коневская стратегия не дала эффекта – не произошло ни путаницы в названиях, ни разделения рухов на «правильные» и «неправильные».

Кстати, последний момент очень интересен с точки зрения рассмотрения технологии «клонирования». Дело в том, что критика «клоном» основной структуры за «отход от принципов» обычно дает противоположный эффект. Одной из важных технологий компенсации антиимиджа политика или организации является технология «отстройки от аналога», которая как раз и предполагает противопоставление излишне ортодоксальным соратникам. Достаточно вспомнить, как замечательно в 1998 году СПУ избавилась от ярлыка коммунистической силы, отстроившись от радикального аналога в лице ПСПУ. Причем – без никаких усилий со стороны Александра Мороза.

Кстати о социалистах. В этот раз ситуация была подобная – СПУ были противопоставлены на выборах ПСПУ, «Справедливость» и, в какой-то мере, СелПУ, которые вместе набрали 3,68%. Причем социалистам они ничем не помешали. Более того, критика Мороза и Тимошенко со стороны Витренко даже помогла блоку «За единую Украину» протащить оппозицию в парламент. Ни для кого ведь не секрет, что 13,5% не таких уже и сильных СПУ и БЮТи являются обратной стороной почти 12% правительственного блока. Если бы не агрессивная административная кампания и уверенность значимой части избирателей в фальсификации результатов выборов (внушенная той же административной кампанией), не видать Морозу сессионного зала как своих ушей.

Читайте также:  Как нам реформировать Раду

Была также попытка «завалить» и КПУ, для чего были выдвинуты КПУ(о) и КПРС, критиковавшие партию Симоненко за сотрудничество с антинародным режимом. Причем первая из этих структур, по мнению самих коммунистов, финансировалась и управлялась из штаба блока «За единую Украину», а вторая была «изводом» ПСПУ – агрессивная, неуправляемая, но при этом антисимоненковская сила. В сумме эти списки собрали менее 2% голосов.

В провале «обновленных» коммунистов сработал тот же механизм, который привел к успеху Наталью Витренко на выборах 1998 года. Дело в том, что электорат (а в особенности – электорат коммунистический, отличающийся высокой активностью и дисциплиной) не делится. Витренко не отобрала голоса Мороза, а нашла свою собственную электоральную нишу – во-первых, людей вообще на все обиженных, а во-вторых, сторонников коммунизма, одновременно являющихся противниками коммунистической номенклатуры (т.е. - троцкистов). Именно эту вторую группу (почти 1,5% проголосовавших) и «съела» КПУ(о), обеспечив себе относительно неплохой результат, но лишив шансов на прохождение блок Натальи Витренко.

Также безуспешной (причем – уже второй раз) оказалась попытка СДПУ Юрия Буздугана отобрать голоса у СДПУ(о). Хотя с идейной точки зрения буздугановцы безусловно большие социал-демократы, чем медведчуковцы, результат выборов тут определяется силой структуры и возможностями рекламной раскрутки. Если в 1998 году СДПУ получила 0,32%, то сейчас ее результат составил 0,26%. Кстати, сейчас мало кто помнит, что изначально клоном являлась не маленькая СДПУ, а большая и успешная СДПУ(о)…

Провалом окончилась и попытка Николая Габера собрать активную часть т.н. «протестного электората». Его блок «Против всех» получил всего 0,11%, в то время как против всех (и против «Против всех» то же) проголосовали 2,45% принявших участие в голосовании. Правда, результат это можно считать уже традиционным, поскольку на президентских выборах 1999 года Габер получил 0,12%.

Самый же интересный случай клонирования, был, по-видимому, связан с выдвижением пророссийских империалистических организаций. Представляется очевидным, что никакой задней мысли, кроме несовместимости руководства, у «Русского блока», ЗУБРа и УНА не было. Идеологические противоречия между ними также незначительны (хотя псевдонационалистическая УНА несколько выделяется). Возможно, конечно, что речь шла о единой стратегии, по которой каждый из блоков должен был «окучивать» электорат определенного региона, соответственно – юго-восточного, центрального и западного. Однако маловероятно, чтобы руководители этих блоков были в принципе способны к стратегическому планированию.

В общем, результат соединенных усилий трех блоков оказался плачевным – 1,2%. Даже в оплоте пророссийских настроений – Крыму, сил «Русского блока» едва хватило на преодоление 4% барьера (правда, в Севастополе результат оказался несколько лучше – почти 9%). ЗУБР осилил 2% только в Севастополе, а УНА оказалась в полном провале, приблизившись в Киеве и Закарпатье к одной десятой процента. И это при том, что в 1998 году предшественники этих блоков («Трудовая Украина», «Союз» и та же УНА) получили больше 4% голосов. Впрочем, нынешний результат «евразийцев» явно связан не с выдвижением трех блоков, а с падением интереса к самой русско-союзной идее в украинском обществе.

В общем, мы можем убедиться, что идея выдвижения партий-«двойников» существенно на политический ландшафт Украины не повлияла. Подавляющее большинство из них не получили сколько-нибудь значимой поддержки и не справились со ставившимися перед ними задачами. Самым значительным успехом была, насколько можно понять, деятельность КПУ(о), которой мы, судя по всему, обязаны счастьем не видеть в парламенте Наталью Витренко со товарищи. Хотя крайне маловероятно, что создатели этой партии имели в виду именно такой результат.