социология

Как проиграть избирательную кампанию

НУЖНЫ ЛИ СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ?

Социология среди наших политиков не в почете. Социологическим данным не верят, а проведение исследований считают занятием излишним. Достаточно вспомнить выборы 1999 года, когда только Л.Д. Кучма сказал несколько добрых слов в адрес социологов. Другие кандидаты до сих пор рассказывают о массовой фальсификации результатов выборов (отнюдь не подтверждаемую результатами прогнозных и поствыборных исследований). В 1998 году проведение социологических исследований было, скорее, исключением, чем правилом.

Понять политиков в общем можно — социология не дает однозначного ответа на большинство вопросов, которые могут возникнуть, но на нее тратится немалая часть финансового и временного ресурса. Достаточно сказать, что за проведение базового исследования в одномандатном округе профессиональные социологические службы требуют сейчас 4 — 7 тыс. у.е., а сам опрос может продолжаться до 20-ти дней от составления опросника до выдачи аналитического отчета (простая мысль, что исследования надо проводить задолго до начала кампании, редко приходит в голову политикам).

Тем не менее социология относится именно к тем элементам кампании, экономить на которых просто глупо. Во всяком случае я не представляю себе полноценной стратегии избирательной кампании, построенной без учета социологических данных.

Без данных социологии крайне сложно оценить общую политическую и социально- экономическую ситуацию в округе. Простое составление паспорта округа не даст ответа на вопрос относительно электоральных предпочтений населения просто потому, что выбор людей, с точки зрения формальной логики, может оказаться вполне иррациональным. Типичный пример — данные многочисленных общенациональных и региональных исследований показывают, что порядка 2/3 украинских православных относят себя к Киевскому Патриархату…

Что же касается надежности социологических сведений, то она вполне достаточна для решения задач стратегического планирования. При определении большинства параметров, необходимых при планировании избирательной кампании, достаточно грубых оценок. Непосредственное прогнозирование результатов выборов, которое удается не всем и не всегда, играет скорее вспомогательную роль.Совершенно невозможно без проведения исследований выяснить реальные рейтинги политических партий и политиков, определить уровень электоральной активности, выделить целевые группы избирателей, определить желаемый и реальный имиджи кандидата и т.п. Никакие личные контакты кандидата с избирателями этой информации не дадут. Обойтись же без этой информации практически невозможно.

О КОМПЛЕКСЕ «СВЕРХПОЛНОЦЕННОСТИ»

Наиболее частой ошибкой, допускаемой в результате невнимания к социологии, является переоценка значимости кандидата для населения округа. Зачастую кандидаты полагают, что избиратели должны за них голосовать только потому, что они вот такие хорошие (далее следуют варианты). При этом вопрос о том, хорошо ли для избирателей то, что сам кандидат считает «хорошим», остается открытым.

Читайте также:  История, написанная национализмом: 25 лет партии "Свобода"

Оценить привлекательность тех или иных черт реального имиджа кандидата без исследований зачастую нельзя. Кроме того, признание черт действительно привлекательными, не обязательно повлечет за собой соответствующий выбор. Тут вспоминается комический эпизод прошлых парламентских выборов, когда на вопрос относительно выбора, старушка ответила в том смысле, что все кандидаты хорошие и занимаются важными делами, поэтому она проголосовала за коммуниста, от которого в жизни никакой пользы все равно нет.

Частным случаем излишне высокой самооценки является наивное убеждение многих политиков в том, что достаточно им открыть рот, как благодарные слушатели сразу возжелают за них проголосовать. В действительности же интерес людей надо поддерживать на протяжении всей избирательной кампании, иначе политик станет неинтересен и к моменту выборов просто забудется. Расчет по ходу избирательной кампании тех или иных тем и информационных поводов — вещь достаточно сложная, и даже весьма квалифицированные технологи допускают тут ошибки. Например, во время кампании 1998 года неправильно были рассчитаны сроки кампании «Громады», в результате чего в последние две недели перед выборами у лидеров партии просто не оказалось новых тем для разговора с избирателями. А ведь кампания «Громады» была организована чуть ли не идеально…

В общем — степень информированности избирателей и их интереса к политике систематически переоценивается. На мой вопрос к Александру Морозу относительно того, отслеживает ли он свой имидж и управляет ли им, тот ответил, что всегда придерживался одних и тех же взглядов. Отдав должное последовательности лидера Соцпартии, зададим вопрос: все ли избиратели имеют возможность и желание ознакомиться с его взглядами?

Совершенно очевидно, что большинство избирателей интересуются политикой только под выборы и голосуют в соответствии со стереотипами и, как не странно, здравым смыслом. В частности, в большинстве округов, где депутатами стали представители нынешнего парламентского большинства, одновременно первое место заняла Коммунистическая партия. С одной стороны, люди предпочитают голосовать за привычную политическую силу, с другой — выбирать человека, который способен оказать округу реальную помощь.

Фактически борьба идет между двумя стереотипами (жить как при Советах и жить как на Западе) и реалистичной позицией — живем не при Советах и не на Западе, а потому надо ориентироваться на реальность. Обычно выбор того или иного политика или партии основывается именно на представлении о соответствии с одной из этих позиций.

Читайте также:  Как нам реформировать Раду

Бывают, разумеется, и случаи, когда речь идет о столь исключительных личных качествах политика (или об отсутствии оных), что он пользуется поддержкой независимо от его политической позиции. К этой категории относится, например, П. Лазаренко, никакой определенной политической позиции не имевший, и В. Ющенко, которому многие приписывают ориентацию наоборот, на западный путь развития.

АДМИНИСТРАТИВНЫЙ СИНДРОМ

На этом фоне становятся понятными многочисленные разговоры об админресурсе, как главной составляющей нынешней избирательной кампании. Оппозиционные политики опасаются, что, воспользовавшись административными рычагами, их соперники из правящего лагеря вновь создадут ситуацию, когда на их стороне окажется здравый смысл. В общем, эти опасения не беспочвенны.

Было бы странно, если бы представители действующей власти не использовали в ходе избирательных кампаний доказательства своей состоятельности, способности оказать реальную помощь людям. Впрочем, так действуют представители любой правящей партии, и тут трудно найти какой-то криминал. Не объявлять же таковым апелляцию к здравому смыслу избирателя? Поэтому понятие админресурса стараются свести к действиям властей, которые противоречат действующему законодательству.

Такие действия, безусловно, имеют место. Ну кто не сталкивался, например, с угрозой поувольнять всех, кто голосует не так, как сказал директор предприятия? Ситуация типичная своей комичностью — мало кто сталкивался с ситуацией, когда кто-либо был уволен, поскольку выяснить, кто как голосовал, практически невозможно. Реальное подтверждение такие угрозы могут получить только при досрочном голосовании в небольшом населенном пункте.

Тем не менее политики, рассказывающие об админресурсе, обычно обманывают избирателей, пытаясь выдать себя за «честных» борцов против нарушения прав человека.

Во-первых, «оппозиционный» не значит «не использующий админресурс». Достаточно привести в пример один из крупных днепропетровских заводов, на котором уже в традицию вошли задержки или снижения зарплат перед пролетарскими праздниками и выборами, а также разнарядка по цехам на участие в оппозиционных митингах. В моем собственном доме жэк этим летом пригрозил перекрыть газ (этого он сделать не может), единственным следствием этого было проведение встречи с коммунистами — депутатами районного и городского советов. Конечно, это могут быть и совпадения, но что-то уж очень они четко направлены против «антинародного режима».

Во-вторых, глядя на политиков типа А. Мороза, начинаешь задумываться, а чем бы они занимались, если бы не было админресурса? Ведь результаты выборов 1999 года для этого политика означали политическую смерть, «всплыть» ему удалось только благодаря бестолковым действиям властей в ходе «кассетного скандала». А что можно сказать о деятелях, которые, будучи членами оппозиционных партий, рассказывают о планах Президента по уничтожению парламентаризма, а будучи депутатами — устраивают драки в Верховной Раде, дабы бесполезность этого учреждения была видна не только Президенту, но и избирателям?

Читайте также:  Референдум в Нидерландах: необходимое послесловие

Уже из этих примеров видно, что админресурс — явление не столь уж однозначное и, главное, вовсе не обязательно направленное против оппозиции. Просто поэтому, попытки выиграть избирательную кампанию, основываясь только на одном админресурсе (или — противостоянии ему), обречены на провал. Главной ошибкой тут обычно бывает даже не опора на те силы, которые в реальности не очень-то хотят помогать кандидату, а просто путаница понятий.

Наибольшей проблемой для админресурсных (а равно — антиадминресурсных) кампаний является проблема соотношения обращения к администрации и к населению. Типичный пример — создания блока четырех партий. Возглавившие блок «политологи-практики» уделили массу внимания достижению одобрения со стороны Президента, но при этом о существовании избирателей, кажется, просто забыли. Чем же еще можно объяснить то, что название блоку дважды давалось журналистами?

Не лучшая ситуация и у оппозиционных блоков, которые слишком много говорят о Президенте и слишком мало — о собственной программе. Тот же А. Мороз считает главным противоречием пропрезидентских сил их экономические интересы, но отрицает наличие противоречий между Рухом и КПУ. Действительно, ну подумаешь — одни выступают за частную собственность на землю, а другие — драться готовы (и дерутся) против этого.

Вывод из всего этого прост: наша политика больна нетехнологичностью. Можно много говорить о том, что страшны не сами технологии, а люди, которые их используют. Однако в действительности наибольший вред стране приносят все же люди, которые технологий не используют. Ведь ошибки в ходе избирательной кампании — мелочь по сравнению с ошибками, которые допускаются позже, уже в сессионном зале Верховной Рады. А ведь те и другие ошибки имеют одни и те же корни: неумение и нежелание считаться с мнением людей, недоверие к профессионалам — социологам и политологам- «теоретикам», отсутствие четких и продуманных стратегий.