Еще раз о танках БТ

Еще раз о танках БТ

Ознакомившись со всеми сочинениями В. Суворова и некоторыми текстами его критиков, решил внести свою скромную лепту. Для начала некоторое стратегическое замечание.

В. Суворов объединяет в себе два интереснейших качества: 1) он редкий враль; 2) при этом он человек в высшей степени начитанный. Произведения Суворова – тест на интеллект. Если ты ему во всем веришь – результат отрицательный. Но если ты его критикуешь – почти наверняка угодишь в какую-нибудь ловушку и покажешь собственную некомпетентность, пусть и в частных деталях. Потому постраничный разбор суворовских фальсификаций с одной стороны нужен, но с другой – страшно меня раздражает. Главным образом потому, что критики зачастую не знают меры (см. напр. Александра Помогайбо, который, кажется, решил на корню извести русский язык, за то, что им пользуется Суворов), а то и материала. Например, один из критиков Суворова дописался до того, что объявил главным отличием пушки от пулемета наличие разрывных снарядов…

В то же время, Суворов всегда или почти всегда ссылается на сфальсифицированные им источники, что облегчает работу. Каждый, например, может обратиться ко второму тому Шаврова (на который с удивительной наглостью ссылается Суворов) и выяснить, что представлял собой самолет ТБ-7, ставили ли на нем пятый двигатель, зачем ставили и почему ставить перестали и т.п. Зачем делаются суворовские фальсификации я не знаю – то ли он, таким образом, гиперболизирует ситуацию, чтобы сделать свои гипотезы более убедительными; то ли он рассчитывает на людей, не интересующихся вопросом, учитывая, что интересующийся сам по себе все найдет. В любом случае, он знает, что подделывает, в то время как его критики часто не знают. В общем, его доказательства не столь уж надежны и он это осознает. Другое дело, что доказать обратное с кондачка также удается не всем и не всегда.

Читайте также:  Гитлер, Порошенко и "кормление крокодила": невыученные уроки истории

В частности, много говорилось и писалось на тему колесно-гусеничных танков БТ. По Суворову это танк, имеющий предназначением завоевать Европу. По мнению оппонентов это просто танк как таковой. Сразу отмечу, что последний тезис – мой собственный домысел. Например, В. Чобиток разоблачает точку зрения относительно неприменимости танка на советской территории, но своего взгляда на перспективы его боевого применения не разглашает. Жаль.

По поводу Суворова сразу могу дать ответ, который, к моему огромному изумлению, более мне нигде не встречался. Дело в том, что сами по себе танки с колесно-гусеничной ХЧ были средством чисто оборонительным и появились вначале в армиях неагрессивных стран – ЧСР и Швеции. Причина появления этих танков проста.

Во-первых, танки 20-х годов были относительно тихоходны и для организации контрударов не годились. Потому конструкторы разработали быстроходные машины для переброски в район вражеского прорыва. Хотя ж-д сеть в Европе густая, времени для погрузки и разгрузки может и не быть. А так – дешево и сердито. Естественно, за все пришлось платить, но в 20-е годы относительно низкая надежность механизмов, равно как и слабость оружия и брони, в глаза не бросалась. Тем не менее, те же КН-50 производились в ограниченном количестве.

Во-вторых, наиболее уязвимой, хлипкой и вредной частью танка является гусеница. Она рвется, слетает, калечит дорожное полотно, ее тяжело менять при поломках и т.п. Причем за последние 70 лет (с момента появления БТ-2) ситуация ничуть не поменялась – “Абрамсы” и “Челленджеры” до сих пор “колесно-гусениченые”, поскольку на поле боя их доставляют на трейлерах.

Кристи взял схему, которая уже применялась, и разумно ее упростил (объединил колеса и катки) в расчете на получение танка с уникальными скоростными показателями. Зачем это ему было нужно сказать трудно – кажется, он действительно имел в виду скорость как защиту от противотанковых снарядов. Однако присваивание этой точки зрения советским танкистам является нелепостью. Она могла иметь место в начале 30-х годов, но – теоретически. Первые же совместные учения показали бы бредовость такой установки. Тем не менее, танки производились до самого начала войны (в смысле – 1.09.39 они еще производились).

Читайте также:  Майданозависимость, майданофобия и майданофильство Украины

Почему? Ответ очевиден. В те времена (даже и после войны) понятия ОБТ еще не существовало. В 30-50-е годы танки были специализированы. Плавающие и танкетки должны были нести разведывательную, дозорную и сторожевую службу, а также – поддерживать десанты. Т-35 и Т-28 были танками прорыва вражеской обороны. Т-26 - танком непосредственного сопровождения пехоты. Ну а БТ доставалась роль стратегического оружия – танков развития наступления в тылу врага. Они должны были сопровождать мотопехоту и конницу уже после прорыва обороны противника.

Могли ли быть БТ танками обеспечения контрударов? В принципе да. Но для этих задач их могло быть и поменьше и, главное, они должны были иметь совсем другое построение. Если бы БТ были танками контрударов, то в приграничных округах (именно там!) они были бы объединены не в дивизии, а в бригады, и располагались бы за линией основных укреплений в узлах пересечения рокадных дорог. До 39-го года оно так и было.

В 1941 году основным форматом для БТ были ТД в составе МК. (Кстати, действительно ли так? В МК было и значительное число Т-26, который, правда, был самым массовым советским танком того времени). И они находились в примерно сотне километров от границы, а рокадных дорог было относительно мало. Многочисленные описания Волынского танкового сражения показывают, что МК не смогли опрокинуть немцев не только в силу бездарного командования, но и потому, что само их расположение и обеспеченность дорожной сетью не позволяло наносить эффективные контрудары.

Таким образом, на мой взгляд, “казус БТ” может подтверждать гипотезу Суворова, но может и свидетельствовать в пользу его оппонентов. Однако, позиции Суворова все же предпочтительны, поскольку, как я уже сказал, формирование и размещение БТ в июне 1941 года естественным образом наводит на мысль о силах, которые имели задачей выход в оперативные и стратегические тылы противника. Против гипотезы контрудара говорит главным образом то, что реальная практика (никаких домыслов и мысленных экспериментов!) показала неэффективность МК для этих целей.

  • Stoyakin72

    Уже значительно позже написания этой статьи я ознакомился со штатным расписанием МК 1941 года. Увы и ах — по штату корпуса комплектовались танками практически всех типов, имевшихся на вооружении РККА. БТ шли, в основном, на вооружени е моторизованных дивизий, но, с точки зрения использования для стратегических наступлений, дивизия — не корпус. Так что этот аргемент в пользу корнцепции Суворова отпадает.