Влиятельность политических партий Украины

Влиятельность политических партий Украины

В данной работе рассматриваются три главных элемента оценки украинских политических партий: политической влиятельности, экономического базиса и возможных связей с криминалитетом (т.е. - возможности влияния на политическую сферу незаконными методами). Следует отметить, что первый пункт можно оценить достаточно объективно, в то время как два других партиями не афишируются и в этом отношении можно говорить только о догадках автора - более или менее обоснованных.

Упор в работе будет сделан на те партии, которые получили значительную поддержку в Днепропетровской области и провели достаточно масштабную избирательную кампанию на ее территории.

Политическое влияние партий можно оценить по трем взаимосвязанным показателям:

  1. результаты выборов марта 1998 года;
  2. значительная численность и распространенность партийных организаций;
  3. наличие лидеров общенационального масштаба.

Экономический базис партии можно определить по размаху избирательной кампании, поддержке промышленников и предпринимателей. Автор воздержится от приведения конкретных количественных данных в силу недостаточности и ненадежности информации. В принципе, уже проводились подсчеты того, какие средства были израсходованы на избирательные кампании партий и блоков, но их результаты не публиковались, а в распоряжении автора находятся только некоторые качественные оценки (по сравнению с данными Центризбиркома).

Связь с криминальными структурами может быть вычислена исходя из поддержки бизнесменов (в силу крайней криминализованности национального предпринимательства) с учетом имеющихся случаев участия членов партий в криминальных разборках.

Коммунистическая партия Украины.

Политический авторитет партии весьма велик, но в то же время - односторонен. Партия одержала убедительную победу на парламентских выборах, но ни для кого не секрет, что победа эта в значительной степени пиррова. Главные элементы, предопределившие успех КПУ таковы:

  • беспомощная социально-экономическая политика нынешнего правящего режима, обеспечившая значительное снижение жизненного уровня большей части населения;
  • высокая популярность среди украинцев идей государственного патернализма;
  • социально-политическая апатия, невосприятие национального государства как общественной ценности, преимущество личных интересов над общественными[1];
  • низкая политическая культура, неспособность значительной части украинских избирателей выразить свои социально-экономические интересы в осознанном политическом выборе;
  • высокая степень социальной дезадаптации и деградации, неспособность к объективной оценке прошлого и современного положения Украины;
  • высокий процент пожилых людей, неспособных к психологической перестройке.

Все эти факторы имеют длительный срок действия (около 50-ти лет в будущее) и, безусловно, будут оказывать свое негативное влияние на политическое и экономическое развитие страны долгое время. Особенность ситуации, однако, в том, что главные факторы, обеспечившие победу КПУ на выборах к ней самой прямого отношения не имеют. Место главной оппозиционной партии в стране будет утрачиваться по мере того, как люди будут забывать о «счастливой жизни» в СССР (а современная молодежь младше 20-ти лет имеет о ней весьма относительное представление) и начнут удостоверяться в отсутствии со стороны коммунистов адекватных действий по улучшению экономического положения. Эта тенденция весьма ярко проявилась в итогах выборов в Закарпатской, Сумской и Днепропетровской областях, где победили лево-оппозиционные партии существенно отличные от КПУ. Потому, успех КПУ является в большей степени «пирровой победой», партия утрачивает свои политические позиции в стране и лет через 10-15 может совершенно сойти со сцены, передав часть своего электората более умеренным политическим силам. Во всяком случае, это произойдет, если партия не прекратит ориентироваться на стандарты «развитого социализма» в работе с населением (а ожидать от коммунистического руководства такого подвига трудно). Впрочем, на ближайших президентских выборах КПУ сыграет довольно большую роль.

Подкрепляется эта роль, главным образом, большой численностью партии, имеющей организации во всех областях и большинстве городов и районов страны. Правда, надо отметить, что численность и активность организаций партии довольно сильно дифференцирована по территории страны. Наиболее сильные организации существуют в крайних северных, восточных и южных областях страны, в то время как в центре они уже слабее, а на западе - минимальны по численности и влиянию. К тому же, декларированная численность партии довольно сильно преувеличена. В 1997 году эксперты Киевского центра политических исследований и конфликтологии (основываясь на данных самой же партии) оценили ее численность как не превосходящую 90 тысяч человек. Что, впрочем, все равно сохраняет за ней первое место в Украине. Следует также отметить, что территориальный дисбаланс компенсируется большей населенностью районов, охваченных влиянием КПУ. Фактически, в этих районах проживает более 2/3 избирателей Украины. Западный регион весьма активен, но в условиях представительской демократии это обстоятельство имеет довольно слабое значение.

Лидеров общенационального значения в современной КПУ нет и более того - партия не стремится к их выдвижению. Это спасает ее от множества неприятностей (прежде всего - падения популярности в результате неадекватных действий политиков-коммунистов и расколов в силу личных конфликтов), но и создает некоторые сложности:

  • не имея сильного лидера трудно добиться успеха на президентских выборах (а просто их отменить пока не удается);
  • по мере утраты избирателями интереса к программным лозунгам партии ей нечего будет предъявить избирателям;
  • по мере обновления состава партии привычное подчинение партийному аппарату будет уступать место авторитету лидеров. В условиях отсутствия последних это может привести к ослаблению дисциплины вплоть до расколов.

Признаки последнего обстоятельства, в частности, проявляются в вялотекущем конфликте руководства КПУ с руководством крымской областной организации. Кстати, личность Л. Грача (на настоящий момент - наиболее перспективного лидера коммунистов) демонстрирует возможность КПУ стать правящей партией в демократическом государстве, не утратив при этом своего характера как коммунистической. Правда, победа Грача в этом конфликте до резидентских выборов весьма сомнительна, а провал коммунистического кандидата на этих выборах может стоить карьеры и Грачу. Если же коммунисты объединятся вокруг его кандидатуры, следует предполагать, что третьим Президентом Украины будет коммунист. Впрочем, такой сценарий скорее приведет к расколу партии, а это существенно снизит шансы любого кандидата от КПУ - будь то грач, Симоненко или кто-либо еще...

Читайте также:  Майданозависимость, майданофобия и майданофильство Украины

Финансовое положение партии особых вопросов не вызывает -  расходы на содержание партийного аппарата и помещений с лихвой перекрывается даже небольшими членскими взносами. Надо учитывать, что значительную часть членов партии (не менее трети) составляют вполне платежеспособные (даже по нынешним временам) высококвалифицированные рабочие и ИТР. Поэтому партия способна содержать аппарат и выпускать довольно много печатной продукции. В рядах партии есть немалое число бизнесменов, однако в подавляющем большинстве это слегка перекрашенные советские директора, возглавляющие малоприбыльные предприятия и ценные в основном своими организационными, а не финансовыми возможностями (как, например, директор ГХК «Лугансктепловоз» Свиридов).

Избирательная кампания партии была проведена довольно скромно - без массовой раскрутки кандидатов и широкой агитации в СМИ. Наиболее значительным элементом кампании были листовки (в основном - довольно неудачные). Надо отметить, что издание листовок (даже цветных) не требует особых финансовых ресурсов.  Тексты и рисунки создавались самими членами партии почти бесплатно, а сама распечатка также может осуществляться весьма дешево в заводских типографиях. Понятно, что в каждом крупном городе есть несколько предприятий с сильными партийными организациями (как ЮМ или Петровка) или возглавляемых коммунистами (как хлебзавод Камышанова).

Финансирование КПУ из-за рубежа (через КПРФ) маловероятно. Определенным кругам на Западе (в первую очередь - связанным с американским ВПК) безусловно выгодна поддержка постсоветских коммунистов - в смысле поддержки «образа врага». Для этой цели значительно более пригодны яркие российские политики, а не их бесцветные украинские собратья. В этом смысле поддержка коммунистического переворота в Украине даже вредна, поскольку образ врага будет более выпуклым в случае российской агрессии в некоммунистическую Украину. Само собой, что такой конфликт ослабит и коммунистическую Россию, что сделает врага более ручным. Впрочем, это все домыслы. Нет доказательств даже финансирования Жириновского (хотя интересы безусловно существуют).

Связи с преступностью в Компартии вряд ли сильнее, чем в среде обычных беспартийных граждан. Во всяком случае, никаких фактов, свидетельствующих о тесных связях руководства партии с криминалитетом нет. Костяк руководства КПУ составили те номенклатурщики, которые в общем утратили связи со своей средой (и в частности - с ее преступным компонентом). Вероятно, что сохранились (или восстановились) связи с криминальными структурами у тех руководящих коммунистов, которые сохранили положение в структурах исполнительной власти и в бизнесе. Однако преувеличивать значение этих факторов нельзя - вряд ли коммунисты явные более коррумпированы, чем коммунисты «бывшие» (скорее наоборот). Единственный факт столкновения криминалитета с компартией - убийство главы Раздольненской райгосадминистрации РК Л. Рябики. Однако это совершенно не обязательно списывать на мафиозные разборки - достаточно вспомнить наиболее высокий по Украине уровень криминализации политики в Крыму. Кстати, перед «президентскими выборами» 1994 года в Крыму имела место попытка покушения на лидера коммунистов Грача. Судя по сообщениям прессы, сосредоточием криминалитета были именно структуры исполнительной власти (первоначально - вокруг Ю. Мешкова, а затем - вокруг Р. Франчука), а крымские коммунисты представляют собой оппозицию «промосковским» и «прокиевским» криминальным структурам.

Всеукраинское объединение «Громада».

Политический авторитет партии сравнительно невысок и невозможно сказать заранее - будет ли она перспективной политической силой или исчезнет с закатом звезды Лазаренко. Ценой предельного напряжения сил «Громаде» удалось преодолеть 4% барьер, но не исключено, что это последняя победа партии. Факторы, определившие успех «Громады» в общем те же, что и у КПУ:

  • экономический кризис;
  • высокая степень социальной деградации (видимо благодаря именно ей граждане не опасаются голосовать за политиков, имеющих славу коррупционеров);
  • крайне неудачные действия исполнительной власти, направленные на вывод из активной политики лидеров партии.

Опасность для «Громады» заключается в том, что эти факторы сравнительно менее «долгоиграющие», чем определяющие успех коммунистов. Демагогия лидеров партии не может быть столь же эффективной, как коммунистическая просто потому, что она в основном социально-экономическая, при этом практически не касается чисто политических проблем и совершенно не затрагивает проблемы национально-культурные. В конечном итоге, такая агитация оказалась эффективной только в весьма специфической Днепропетровской области. Впрочем, это как раз функция времени - народ постепенно теряет интерес к национально-культурной проблематике и если «Громада» сможет представить обществу достаточно обоснованную и приемлемою социально-экономическую программу, то негативный эффект неопределенности национальной ориентации партии вскоре сойдет на нет. Главное, чтобы к моменту предложения такой программы партия не утратила такими усилиями приобретенный авторитет в результате:

а) излишнего увлечения П. Лазаренко разного рода номенклатурными махинациями (типа тех, которые имели место во время выборов Председателя ВР);

б) раскола партии на фракции Лазаренко и Тимошенко[2].

Численность «Громады» несколько завышена в результате того, что ее рост происходил в виде кампании. В партии оказалась масса людей, весьма слабо представляющих, куда и зачем они попали и даже - недовольных этим обстоятельством. Активная численность «Громады» сейчас составляет не более 5-7 тыс. человек. Впрочем, вряд ли лидеры партии объявят о столь серьезном падении численности партии. Скорее всего, снижение числа членов и стабилизация численности на сравнительно низком уровне будет наблюдаться как постепенный процесс. Весьма неприятно для партийного руководства и то, что сильная партийная организация сложилась только в Днепропетровской области[3]. Предельная регионализация партийной жизни еще долго будет давать о себе знать. Успешность деятельности партии в области и фракции в ВР будет определять популярность партийных организаций в других областях. Узкая территориальная база делает «Громаду» выгодным союзником и слабым соперником для любой политической силы.

В плане наличия лидеров ситуация в «Громаде» обратна коммунистической - лидеры есть, не хватает объединяющей идеи. Если подвести под Лазаренко минимальную идеологическую базу партия вполне будет соответствовать духу времени. Однако сам Лазаренко не особенно стремиться к такому развитию событий. То, что в партии сейчас растет второй лидер национального масштаба - Ю. Тимошенко, с одной стороны - улучшает перспективы партии, с другой - усложняет внутрипартийную ситуацию. Тимошенко - политик нового типа, более молодой и более современный, чем Лазаренко. Постепенная смена одного «хозяина» другим принесла бы партии только пользу. Особенно это связано с вопросами кадровой политики: команда Тимошенко невелика и вполне профессиональна; команда Лазаренко раздута и разношерстна до неработоспособности. Нынешний лидер партии склонен пользоваться поддержкой любых политиков при условии что они:

  • являются оппозиционерами (желательно - беспартийными);
  • являются сторонниками лично Лазаренко.
Читайте также:  Самореформирование Рады: все четыре варианта

Смена ориентиров кадровой политики и механизма управления партией (сейчас - излишне авторитарного) может значительно повысить ее авторитет среди избирателей и сделает ее более управляемой, что, в частности, может позитивно сказаться на расширении территориального базиса партии.

Финансовое положение «Громады», судя по всему, определяется финансовым положением корпорации ЕЭСУ. В партии не настолько много членов, чтобы действительно финансово обеспечить ее деятельность. Бизнесмены в деятельности партии безусловно участвуют, но самой активной из них является Ю. Тимошенко. Личные деньги Лазаренко (если таковые вообще имеют место) в партии видимо отсутствуют, а вопрос о возможных зарубежных инвестициях даже не поднимался.

Избирательная кампания партии велась довольно вяло - «громадовцы» экономили буквально на всем. Реклама партии появлялась только в СМИ, подконтрольных облсовету, листовок было мало. В целом, материалы производили впечатление низкого профессионального уровня. В сущности, рекламу партии сделали пропрезидентские СМИ, уж очень рьяно кинувшиеся обличать ее лидеров. Сама же партия финансировала фактически только массовые мероприятия, ориентированные на большое число избирателей. Достаточно вспомнить историю с написанием программы партии, что было поручено группе днепропетровских политологов[4]. При  весьма небольшом финансировании этого проекта (днепропетровскими журналистами назывались суммы от $ 1 до 5 тыс.) при помощи не особенно грамотно составленного договора удалось «убедить» ученых за те же деньги сделать значительно больший объем работы, чем предполагалось первоначальным соглашением. В целом, на избирательную кампанию партии были затрачены сравнительно небольшие средства.

Отдельный интерес представляет помощь «Громады» своим членам. Лозунг - «ты не один - с тобой «Громада» имеет реальное наполнение. Известно, что руководство партийных организаций охотно оказывает помощь в трудоустройстве новым членам партии. По некоторым данным, для получения некоторой материальной поддержки (50-500 грн. по разным источникам) и помощи в трудоустройстве (иногда - по профессии) достаточно заявить о своем стесненном материальном положении при вступлении. Известен по меньшей мере один случай, когда новопринятый «громадовец» стал сотрудником ЕЭСУ. К сожалению, из имеющейся в распоряжении автора информации невозможно сделать выводы ни о масштабах такой помощи; ни об ее источниках; ни о том, что необходимо для ее получения. Вполне вероятно, что речь идет о нескольких «блатниках», слухи об обустройстве которых были раздуты молвой до масштабов массового явления.

Традиционно считается, что руководство партии тесно связано с криминалитетом. Доказательства этого предположения имеют исключительно косвенный характер. Это:

  • тесные связи Лазаренко с днепропетровскими предпринимателями;
  • «совмещение» по времени покушения на П. Лазаренко и убийства Е. Щербаня;
  • негативное отношение к Лазаренко в России и США.

Наиболее убедительным из этих доказательств является первое. Совершенно очевидно, что Лазаренко имеет связи с бизнесменами, в том числе и такими, которые, в свою очередь связаны с уголовным миром. Однако доказать наличие прямых связей между руководством «Громады» и, скажем, «солнцевской группировкой» до сих пор никому не удалось. Сделать более или менее убедительные выводы из наличного материала видимо невозможно.

Народный Рух Украины.

Политический авторитет Руха довольно высок в большинстве областей Украины. Эта партия на выборах получила второе место после коммунистической, хотя следует полагать, что ее потенциал использован далеко нев полной мере. В отличие от резервов, обеспечивших победу КПУ, резурвы Руха в основном имеют внутренний характер.

  • Рух имеет имидж наибольшей антикоммунистической силы, что в условиях ожидаемого успеха коммунистов позволило стать ему оним из основных центров объединения антикоммунистов;
  • Рух является наиболее умеренной из националистических партий и при этом - самая массовая. Это дало возможность Руху объединить вокруг себя тех националистических избирателей, которые желали прохождения в ВР хотя бы одной из партий направления.

Надо, правда, отметить, что авторитет Руха был довольно сильно подорван авторитарными замашками своего лидера (фактически сорвавшего объединение националистических сил) и неопределенно-пропрезидентской позицией, которая уже воспринимается как анекдот. «Устарелость» руководства партии и ее очевидная неспособность к созидательной деятельности безусловно ведет к падению авторитета НРУ. Уже перед выборами 1998 года некоторыми аналитиками предсказывалось, что падение популярности традиционных для Украины партий - КПУ и НРУ. Слухи об их смерти оказались преувеличены, но сама тенденция оказалась уловленной верно - появление сильного режима, способного к проведению осмысленной социально-экономической политики, приведет к падению популярности КПУ, а это, в свою очередь, - к падению популярности Руха. Правда, данные социологических опросов свидетельствуют, что за коммунистов выступает фиксированная часть электората (около 20%), поддерживающая основные постулаты программы партии: «социализм, Союз, Советы». Пэтому выход из экономического кризиса (буде такой состоится) уменьшит число сторонников компартии не более чем на треть. Однако в таком случае сильно пострадает Рух, поскольку главной антикоммунистической силой автоматически станут сторонники правительства, выведшего страну из кризиса. Во всяком случае, если НРУ не поменяет руководство и не сможет убедить избирателей в наличии у него целостной программы реформирования страны, его авторитет и далее будет падать.

Численность партии довольно велика (около 50-ти тыс. чел.) и она имеет развитые структуры во всех областях страны. Так же как в КПУ имеет место довольно резкая территориальная дифференциация - партийные организации НРУ сильны на Запде и слабы на Юго-Востоке. При этом территориальный дисбаланс работает против Руха.

В современном НРУ фактически имеет место  только один лидер общенационального масштаба. Это - В.М. Черновил. Впрочем, его слава на территории страны скорее отрицательная[5]. Как правило, доверие к нему в юго-восточных и северных областях довольно низкое. В отличие от КПУ в НРУ сделана ставка на сильных лидеров и потому ситуация обратна - партия сравнительно слабо управляема и в ней периодически возникают конфликты в результате личных противоречий. В Рухе существует ряд лидеров, которые в принципе могут получить общенациональную популярность. В первую очередь это В. Лавринович, Г. Удовенко и Ю. Костенко. Однако руководство партии явно не собирается развивать имееног перспективных кандидатов. Пока заявлено, что кандидатом от партии на пост Президента будет Б. Бойко - бывший глава Тернопольской облгосадминистрации, который не имеет шансов на избрание и вообще - раскрутку. Очевидно, подобные действия руководства Руха направлены на то, чтобы создать условия для выхода во второй тур Л. Кучмы.

Читайте также:  Унылая пора (законотворческая деятельность депутатов 27 июня – 1 июля)

Финансовое состояние партии следует считать удовлетворительным - довольно большое число активных членов вполне позволяет содержать помещения и аппарат за счет членских взносов. В партии есть изрядно число бизнесменов, но в подавляющем большинстве это не бизнесмены, пошедшие в Рух, а руховцы пошедшие в бизнес. Представителей крупного национального капитала в партии очевидно почти нет - только незадолго до выборов в партию вступили М. Бродский (концерн «Денди»), В. Чайка (ЗАО «Киевские ведомости»), А. Слободян (АО «Оболонь»), Э. Креч (ОАО «Содовый завод») и другие.

Финансирование партии из бизнесовых источников проявилось фактически только во время выборов - достаточно вспомнить роскошную предвыборную кампанию Слободяна в Киеве. В целом, финансирование избирательной кампании партии следует признать довольно масштабным - размах руховской рекламы был довольно значительным (безусловно большим, чем у КПУ и «Громады»). Она охватила большинство СМИ и сферу наружной рекламы. Причем производство рекламы было централизовано, что свидетельствует о значительном финансировании именно центральных организаций партии. Местные организации, судя по всему, не имели особенно значительного финансирования и были в основном озабочены распространением центральной рекламы и информационной поддержкой своих кандидатов-мадоритарщиков. При этом кандидаты по мажоритарным округам имели листовки установленного образца, хотя часть их (иногда - значительная) изготовлялась на местах. В целом кампания НРУ производила впечатление даже излише хорошей организации и финансирования.

Факты финансирования НРУ из-за границы никогда не были подтверждены. В те времена, когда Рух был общественной оргенизацией (до 1993 года) поддержка диаспорой еще оказывалась[6], но в последние годы об этом не стоит и говорить. Тем более что  национальным законодательством такое финансирование запрещено, а все многочисленные проверки, инициированные политиками коммунистической и фашистской ориентации, закончились ничем. Маловероятно, чтобы такое финансирование на настоящий момент вообще было возможно.

Связи Руха с преступностью, очевидно, ограничены узким кругом руховских бизнесменов, вынужденно имеющих отношения с криминальными структурами. Единственный случай, когда действительно имело смысл говорить о связях руховцев с криминалитетом - история с М. Бродским. Однако эта история носит скорее псевдокриминальный характер. Значительно более серьезна ситуация в Крыму, где поддержкой Руха пользуется Меджлис крымско-татарского народа. Определенные круги МКТН безусловно связаны с татарскими бандгруппировками, оказывающими существенное влияние на экономическое положение и общую ситуацию с преступностью в области. Более того, некоторое противостояние различных уголовных групп наблюдается и в самом МКТН, с чем связывались конфликты в руководстве этой организации.

Партия зеленых Украины.

Партия возникла довольно давно, но как влиятельная политическая сила оформилась на выборах 1998 года. Следует отметить грандиозный провал партии на выборах 1994 года  и на выборах 1998 года в мажоритарных округах (ни одного мандата!). После потери Ю. Щербака (ушел на госслужбу), Л. Сандуляка и В. Конева (ушли в НРУ) ПЗУ очевидно не имеет ни единого лидера, способного продемонстрировать наличие хоть какой-то популярности. В. Кононов и Ю. Самойленко возможно и перспективные, но уж очень нераскрученные лидеры. Не вполне ясно и состояние местных организаций партии - они есть и были, но до момента подготовки выборов жизнь в них замерла из-за недостаточного финансирования. В общем, определенный престиж партии обусловлен исключительно «подъемной» идеей и шумной кампанией.

Финансирование партии, очевидно, обеспечивалось за счет попадания в ее список значительных бизнесменов - О. Шевчука («Укртелеком»), С. Кривошеи (АО «Укринбанк»), И. Кирюшина (Совет украинских переработчиков нефти, экспортеров и импортеров нефтепродуктов) и т.п. Журналисты предполагают, что финансирование зеленых было обусловлено желанием некоторых (не особенно экологически чистых) бизнесменов при помощи парламента подавить своих конкурентов.

Сама партия финансировалась довольно незначительно, практически все средства направлялись на избирательную кампанию. Даже офисы некоторых партийных организаций (как например Днепроепровской) снимались на время выборов. Средства направленные на кампанию были использованы более чем эффективно - сейчас предпочитают скорее говорить о «зомбировании» избирателей ПЗУ, которые не в состоянии вспомнить ни лидеров партии, ни почему они за нее голосовали. Надо, впрочем, признать, что само по себе создание партийной рекламы вряд ли стоило дорого - в составе партийного списка есть несколько профессиональных рекламистов, которые могли обеспечить подобную поддержку партии на льготных расценках.

Иностранные средства партией скорее всего не привлекались в силу законодательных барьеров. Хотя связи с западными зелеными налаживаются и в будущем могут принести партии определенные плоды (возможно даже и финансовые).

Связи с преступностью ПЗУ обусловлены наличием в списке большого числа бизнесменов. Однако о том, насколько руководство партии реально связано с криминальными структурами сказать нельзя.

 


[1] Парадокс - партия, провозглашающая примат общего над индивидуальным, оказалась носительницей идей крайнего индивидуализма, старческого эгоизма. Впрочем, роль правящего режима в разрушении украинского общества не меньшая.

[2] Неясно, насколько такая угроза реальна. Эти политики безусловно очень разные, но не до степени несовместимости. Не исключено, что «борьба» за выдвижение партийного кандидата в президенты предназначена просто для дезориентации сторонних наблюдателей (с Банковой).

[3] Это заметно по результатам голосования: помимо ошеломляющего успеха на Днепропетровщине партия преодолела барьер только в двух областях. Причем очень незначительно.

[4] В т.ч. профессорам Якунину (университет) и Пушкину (горная академия). Оба - члены СПУ.

[5] Традиционные ругательства в некоторых восточных районах - «руховец», «бандеровец», «черновил»...

[6] В основном - техническая, но также и финансовая.